Какие российские законы применяются в делах о домашнем насилии — и почему они неэффективны?

Ad Rem
5 min readJan 10, 2024

Ad Rem: В России до сих пор не принят закон о борьбе с домашним насилием. В 2021 году Европейский суд по правам человека призвал власти принять законодательство по борьбе с домашним насилием. В Госдуме есть несколько версий законопроекта, с ними ничего не происходит. Было ли хоть какое-то движение после постановления ЕСПЧ? Может быть, есть какие-то действия, неизвестные публично?

Юристка: Россия обязана исполнять решения ЕСПЧ после их вступления в законную силу. Пилотное постановление по домашнему насилию было вынесено в декабре 2021 года, вступило в силу 15 марта 2022 года, а 16 марта Россию исключили из Совета Европы. Неизвестно о каких-либо изменениях в законопроектах. Последние общественные обсуждения были в 2020 году с участием Совета Федерации, после этого все заглохло и никаких движений, по крайней мере публичных, не видно.

Ad Rem: Есть ли у нас какие-то работающие механизмы, которые позволяют женщине себя защитить в ситуации домашнего насилия? Чего не хватает в действующем законодательстве?

Юристка: В действующем законодательстве нет определения «домашнее насилие», нет ничего о том, в каких формах оно может проявляться, между кем и кем. Это могут быть не только члены семьи, живущие под одной крышей, но и партнёры чьи отношения не оформлены.

В законах не прописано, как наказать за различные формы домашнего насилия, такие как: психологическое, экономическое, преследование (сталкинг).

Сейчас есть законы только про наказание за угрозы убийством или причинение вреда здоровью. В основном потерпевшим в ситуации домашнего насилия сейчас доступны следующие инструменты: это статья 6.1.1 КоАП (побои), статья 116.1 УК РФ (повторные побои), статья 115 УК РФ (причинение легкого вреда здоровью), статья 117 УК РФ (истязания), статья 119 УК РФ (угроза убийством или причинением вреда здоровью). В случае серьезного вреда здоровью также могут быть задействованы статья 111 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью) и статья 112 УК РФ (причинение вреда здоровью средней тяжести). Однако эти нормы закона не являются эффективными и не предоставляют адекватную защиту потерпевшим в ситуации домашнего насилия. Расскажу, как это выглядит в судебной практике.

Побоями называется физическое насилие, которое не приносит вред здоровью лёгкой, средней или тяжёлой степени. Статья 6.1.1 КоАП предусматривает наказание за первый эпизод побоев в виде административного штрафа, обязательных работ либо ареста до 15 суток. Согласно практике применения этой нормы, в подавляющем большинстве случаев агрессору назначается штраф в размере 5000 рублей. Когда преступление совершается в семье, этот штраф выплачивается из семейного бюджета, и, конечно, в зависимости от материального положения семьи, может отбивать желание потерпевших обращаться с жалобами.

[Примечание редактора. В некоторых странах, где есть законодательство по борьбе с домашним насилием, штраф не может быть быть назначен в качестве наказания за такие преступления. Например, читайте статью команды Ad Rem о законах Грузии].

Кроме того, расследование административных правонарушений отличается от стандартов уголовного расследования — не в лучшую сторону для потерпевших. Так, в административном производстве потерпевшие не имеют права обжаловать бездействие полиции на этапе расследования или принуждать полицию реагировать на заявления потерпевшего. Кроме того, даже если виновный осужден по статье 6.1.1, административное производство не дает потерпевшему права на получение компенсации материального и морального вреда. Для этого потерпевшему необходимо возбудить отдельный гражданский процесс, что требует дополнительных времени и ресурсов.

Статья 116.1 УК РФ предусматривает уголовное наказание за повторный случай побоев в течение одного года с момента когда лицо было привлечено к административной ответственности по статье 6.1.1 КоАП. Законодательная конструкция этой нормы, к сожалению, позволяет агрессорам избежать наказания за потенциально опасные повторные случаи насилия, если по какой-то причине (например, бездействия полиции) он не был привлечен к административной ответственности за первый эпизод, или если повторный эпизод насилия произошел спустя более чем 12 месяцев с момента первого эпизода.

Кроме того, статьи 116.1 ч. 1 и 115 ч. 1 УК РФ (повторные побои и причинение легкого вреда здоровью) неэффективны, так как относятся к категории частного обвинения. Это означает, что сама потерпевшая, а не полицейские, занимается расследованием таких дел и собирает доказательства против обвиняемого. Потерпевшей приходится тратить на это чрезмерно много сил и времени.

Статья 117 УК РФ (истязания) наказывает за причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями. Эта норма редко применяется на практике, еще реже — в делах о домашнем насилии. Правоохранительные органы и суды не признают насильственные действия в бытовой сфере «систематическими», особенно если не все случаи насилия были зафиксированы, доведены до сведения властей.

Неэффективность статьи 119 УК РФ (угрозы убийством или причинением вреда здоровью) связана с тем, что правоохранительные органы произвольно завышают стандарт доказывания «реальности угроз», не основываясь на каком-либо законе или судебной практике. Поэтому на практике мы получаем дела как у Маргариты Грачевой, которая многократно жаловалась в полицию на акты домашнего насилия, преследования и угрозы убийством со стороны мужа, а полиция не считала угрозы реальными. [В 2017 году муж отрубил Маргарите Грачёвой кисти обеих рук]. То есть человека могут преследовать, избивать, отправлять тексты угроз, даже похищать, и всего этого может быть недостаточно для полицейского, чтобы возбудить уголовное дело по этой статье.

Ad Rem: В чём именно заключается неэффективность законодательства? Главная проблема в том, что нет специализированных законов по борьбе с домашним насилием? Или в том, как власти бездействуют вместо того, чтобы применять существующие законы?

Юристка: Нынешние формы законов недостаточно внятные и не эффективны настолько, как необходимо сейчас.

Например, административная ответственность за побои — неэффективна. В большинстве случаев назначается штраф 5000 рублей, который выплачивается из семейного бюджета. Наказание несоразмерно преступлению, которое совершено.

Далее статья 117 УК (истязания). Неэффективность в том, что для её применения должно быть несколько эпизодов, нужно показать правоохранителям системность. И даже если несколько раз были случаи побоев, полицейские не всегда «видят» эту системность.

Что касается 115 статьи УК (причинение легкого вреда здоровью), то это преступление — небольшой тяжести, срок давности по нему — два года. На практике очень часто расследование ведется долго, и в тот момент, когда дело передается в суд, эти два года уже истекают. Дело прекращают за истечением срока давности, и человек избегает ответственности.

Также 115 статья неэффективна, потому что относится к категории частного обвинения. Это значит, что дело могут завести только по заявлению потерпевшей. Если потерпевшая и обвиняемый мирятся, то дело прекращается. Очень часто это и происходит на практике: она подаёт заявление, а позднее говорит: «Нет, я передумала, мы уже помирились», — и дело прекращается. Дело в том, что потерпевшая часто находятся в зависимости от агрессора, у нее определенное психологическое состояние — и это позволяет агрессору избежать наказания.

Правоохранители, естественно тоже мыслят стереотипами в отношении преступлений домашнего насилия. Они считают, что это «семейное дело», что жертва и агрессор «потом помирятся», поэтому изначально даже не хотят принимать заявления, возбуждать такие дела. Всё это происходит из-за законодательной конструкции, потому что это преступление частного обвинения, где инициатива должна исходить от потерпевшей.

Ad Rem: В случае частного обвинения только потерпевшая занимается расследованием преступления или у полиции тоже есть свои полномочия? Как устроен этот механизм?

Юристка: По 115 статье (лёгкий вред здоровью) или 116.1 (повторные побои) заявительница обращается к мировому судье и выступает в роли частного обвинителя. Получается, потерпевшая должна сама собрать доказательства, поддерживать обвинение, явиться на все судебные заседания. Это неэффективно, потому что от женщины, которая и так находится в ситуации насилия, требуются большие ресурсы, время; также на неё возлагается бремя доказывания. Например, по одному заседанию о причинении легкого вреда здоровью может пройти около 20 заседаний, на каждое из которых надо явиться. Если потерпевшая не явится лично, дело прекращается, она проигрывает, агрессора оправдают.

Полиция не участвует в расследовании таких дел. Женщина может подать заявление в полицию, но дальше они всё равно передадут его мировому судье, где она сама должна представлять доказательства, выступая в роли обвинителя.

--

--

Ad Rem

Исследователи и юристы против насилия в отношении детей и женщин.